Новости /

Звезды, Яблоки и Патенты

В появившихся комментариях по поводу вынесенного 24 августа 2012 г. присяжными суда Северного федерального судебного округа (Калифорния) вердикта по иску Apple v. Samsung мы не встретили упоминания, что главный довод компании Apple Inc. (Истец) заключался не просто в обвинении Ответчика — Samsung Electionics Co., Ltd. в заимствовании дизайна при создании линейки смартфонов Galaxy и планшетника Galaxy 10.1 Tab, а именно в нарушении патентов — и среди прочих, design patent (аналог нашего промышленного образца) D 504,889 «Electronic device» 2005 года.

Apple Computer, Inc. утверждает, что этот патент был положен использован в создании iPad и iPad2.

В общем, получилось похоже:

Изображения из приложения к Патенту Apple Inc. D504,889

Чтобы выиграть дело и получить свой 1,049 млрд. долларов, Истцу нужно было доказать, что планшетник Ответчика Galaxy 10.1 Tab «в значительной степени — то же самое» (substantially the same).

Ситуация стала более‑менее ясной уже до финала, потому что в своём предварительном судебном запрете судья Люси Кох (Lucy Koh) указала, что продукт Samsung внешне «практически идентичен» iPad.

Тем не менее, по данному патенту присяжные пришли к заключению, что Ответчик допустил нарушение, но оно было непреднамеренным.

Samsung мог бы спасти позицию и по остальным патентам (всего было заявлено о нарушении четырёх), представив свои более ранние разработки (prior art), как это сделал Apple, чтобы обосновать, что он самостоятельно разрабатывал дизайн Galaxy и Galaxy Tab, но они упустили эту возможность на стадии раскрытия доказательств и их единственный шанс заключался в том, чтобы убедить суд, что Tab 10.1 не похож на рисунки из патента конкурента.

Дело было рассмотрено с участием присяжных (и нужно с сожалением отметить, что в американских судах нет видеотрансляции), тем не менее, вердикт присяжных необязателен для судьи, если анализ имеющихся в деле доказательств позволит сделать однозначное заключение, противоположное вердикту.

В чем проблема?

Становится понятным, что непредставление Ответчиком доказательств, опровергающих нарушение патента Истца — это не какой‑нибудь курьёз в духе популярного сериала «Suites», а вполне реальные последствия одной застарелой проблемы.

Проблема эта заключается в том, что у большинства разработчиков нет нормальной документации, отражающей ход разработки продукта внутри компании силами её сотрудников, этапы развития идеи, применения различных конструкторских и дизайнерских решений.

Конечно, все правообладатели занимаются защитой своих IP‑активов и имеют специализированные подразделения, обращаются к лучшим консультантам — но занимаются они только патентованием.

В американской практике известно понятие ip‑менеджмента, но оно заключается только в управлении патентами и товарными знаками.

Узкий подход к системе менеджмента интеллектуальной собственности, который не идёт дальше операций с патентами и товарными знаками как с конечными продуктами, превращает любой подобный спор в фехтование патентами, а если у вас подходящего не нашлось (кстати, Samsung ссылается и на патенты конкурентов — например, Hewlett-Packard) — ничего не остаётся, как только предложить присяжным самим найти 10 отличий.

Может быть, проблема в том, что юристы слишком узко понимают свою задачу?

Может быть, кроме оформления патентов тысячами (у Samsung патентов более 4500, у Apple — 4200), M&A и супер‑сделок у юристов есть еще другие возможности защитить интересы Клиентов?

Такие возможности есть, причём у самих юристов

Что бы сказали судья и присяжные, если вместо фотографий древних устройств и патентов других компаний Ответчик представил ему несколько коробок с документами?

  • Пожалуйста, уважаемый суд, ознакомьтесь с Регламентом исследовательской деятельности нашей организации;
  • Вот решение Правления и рекомендации Научно‑консультативного совета (скажем, 1987 г.) о начале работ над дизайном нового электронного устройства;
  • Вот состав рабочей группы, занятой в проекте, их служебные обязанности и ежемесячные отчёты;
  • Вот фото— и видеоматериалы еженедельных рабочих совещаний по вопросам дизайна;
  • Вот ведомость пластилина, израсходованного на модели…. Эскизы… Отчёты… Результаты исследований… Экспертные оценки… Опросы;
  • Да, компания решила не оформлять дизайн‑патент, поскольку считает, что для нормального устройства дизайн — это не цель, а органичное выражение функциональных возможностей;
  • Компания не считает нужным запретить другим компаниям использовать схожий дизайн, потому что уверена, что у наших устройств есть и другие преимущества над конкурентами.

Остались бы сомнения в том, что дизайн такого устройства, пусть и не самобытен, но не скопирован (украден)? Что это — собственная разработка компании и в нее инвестированы определённые ресурсы (человеческие и денежные). Ну а то, что принципиально подобные решения повторимы — это обусловлено функционалом устройств и, скажем, привычным в деловом мире форматом А4.

Вместо сотен патентов юристы могли бы заняться организацией оформления нужных документов в компании, и тогда менеджмент патентов действительно стал бы менеджментом интеллектуальной собственности — чтобы охранялись не только патентоспособные, но все охраноспособные объекты, создаваемые в компании, чтобы необходимые документы можно было получить быстро и без дополнительных затрат.

Почему это так важно?

Сегодня технические и дизайнерские решения появляются с удивительной быстротой — новые модели автомобилей, сматрфонов, бытовой техники выходят на рынок один за другим. Считается, что технические решения, в отличие от объектов авторского права, повторимы, то есть разные люди одновременно могут придти к одному и тому же результату.

Но в современных условиях и результаты творческой деятельности могут быть похожи друг на друга, как две капли воды — изображение, созданное на ЭВМ, повторяет реальную фотографию, популярная мелодия может ассоциироваться с другой, дизайн устройства окажется похожим на что‑то другое.

В этих условиях добросовестного правообладателя могут защитить только доказательства, подтверждающие, что его изображение, мелодия или дизайн — являются результатами собственной творческой (в том числе, исследовательской) деятельности.

Такими доказательствами могут быть только документы, фиксирующие ход их создания.

Однако, система менеджмента интеллектуальной собственности как система корпоративного документооборота предназначена не только для создания документов килограммами, она позволяет эффективно упорядочить и урегулировать работу с интеллектуальными активами в компании так, что:

  • Активы у компании будут появляться не после подачи заявки на патент и оформляться после получения патента, а задолго до этого — в виде произведений, ноу‑хау и других объектов интеллектуальной собственности;
  • Любой результат исследований будет системно проверяться на охраноспособность и в случае необходимости незамедлительно становиться активом компании;
  • Имея достоверную информацию о ходе и результатах исследовательской работы, компания более эффективно распределит свои ресурсы;
  • Своевременно поступающая достоверная информация об IP‑активах станет основной принятия продуманных управленческих решений;
  • Урегулированные отношения с собственными работниками, включая порядок и размеры выплаты авторских вознаграждений, позволят увеличить эффективность творческого труда и избежать конфликтов между работодателем и работниками;
  • Будут обеспечены надлежащие доказательства (в том числе и для возможных судебных разбирательств) создания объектов интеллектуальной собственности за счет собственных ресурсов компании.

Юрист поможет не только избежать миллиардных исков, но заработать новые миллиарды для своей компании, если ставит перед собой не только задачи в получении патентов, но и в создании комплексной системы управления интеллектуальными активами и защиты инвестиций.

Но что сможет противопоставить небольшая компания, созданная учёными на венчурные инвестиции таким профессиональным бойцам?

Только свою кристальную, несокрушимую честность, подтверждением которой будут аккуратно оформленные пакеты документов, не оставляющие сомнения в том, кому действительно принадлежат интеллект и кому должны принадлежать его плоды.

  • Николай Зайченко
    кандидат юридических наук,
    Партнер Юридического общества имени Александра Невского