Новости /

Парадокс интеллектуальной собственности

  • «Нет собственности, принадлежащей человеку более чем та, которая является результатом его умственного труда»
  • Закон штата Массачусетс (США) от 17 марта 1789 г.

Так думали более двух веков назад американские законодатели. Идея не новая, но по‑прежнему актуальная. Мы нашли неожиданное подтверждение данной мысли в современном российском законодательстве. Вернее подтверждение вполне ожидаемое, но в неожиданном законе — в Семейном кодексе.

Полученное во время брака имущество по общему правилу становится совместной собственностью. В статье 36 Семейного кодекса перечислены случаи когда полученное во время брака имущество не поступает в совместную собственность супругов. Таких исключений три:

Таким образом, российский законодатель подтвердил мысль об особом «личном» свойстве интеллектуальной собственности, поставив её в один ряд с даром и вещами индивидуального пользования. Такое занимательное соседство дает повод порассуждать о сущности интеллектуальной собственности под интересным углом зрения: Интеллектуальная собственность — «дар» или «вещь индивидуального пользования»?

Ответ неожиданно прост: «Зависит». Как однажды сказал Фрэнк Ллойд: «Если это продается — то это искусство». Продолжая его мысль, можно сказать: а если не продается — то это «вещь индивидуального пользования».

Если же результат интеллектуальной деятельности оценён и пользуется популярностью, то это, конечно, дар, но не в гражданско‑правовом смысле. Это, с одной стороны, дар свыше, от природы, от родителей, от реализации своего таланта, а с другой стороны — дар всему обществу от автора, ведь настоящее искусство должно быть доступно каждому. При этом, безусловно, автор не должен остаться без вознаграждения.

Интеллектуальная собственность относительна, она бывает разная по качеству и, соответственно, может быть по‑разному оценена, хотя закон предоставляет охрану любым объектам авторского права по формальным признакам «независимо от достоинств» (ст. 1259 ГК РФ).

Законодательство в этом вопросе щедрое: оно настолько занизило планку охраноспособности объекта интеллектуальной собственности, что дает возможность автору любого уровня приобрести интеллектуальные права. Но жизнь все равно расставит всё по своим местам. Даже формально охраняемый результат интеллектуальной деятельности не означает автоматического дохода, хотя и говорил классик: «Пишите, читатели найдутся на любую чушь».

На первый взгляд может показаться, что защита авторских прав не требует каких‑либо существенных усилий. Формула закона «для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких‑либо иных формальностей» настолько расслабляет, что авторы коммерчески востребованных произведений забывают даже об элементарных мерах предосторожности: подписывают, не читая, договоры с издательствами и партнерами, не заботятся о придании произведению объективной формы, забывают о презумпции авторства и т. д.

Современные технологии позволяют скопировать, видоизменить и распространить произведение невероятно так легко и дешево, как никогда раньше. Многие авторы отдают себе в этом отчет, некоторые знают способы защиты, но реально действуют только единицы. В итоге на случай возможного спора незадачливый автор остается безоружным перед плагиаторами и другими нарушителями, поскольку в судебном споре автору самому придется доказать свои права и факт их нарушения со стороны третьих лиц. А помощь юриста без заранее собранных доказательств в этом случае может быть уже бесполезна.

Каждый делает выводы сам и волен поступать по собственному разумению, но кто предупрежден, тот вооружен. Ведь без знания основ права создания и гражданского оборота интеллектуальной собственности и должного их применения идея американских законодателей фактически стала противоположной по смыслу: «Нет собственности, принадлежащей человеку менее чем та, которая является результатом его умственного труда».

  • Митягин Кирилл
    кандидат юридических наук,
    Партнер Юридического общества имени Александра Невского