Новости /

Что в проекте дороже: документ или право?

«Вам нужен проект»

Допустим, Вам нужен архитектурный проект здания, или градостроительная документация, или «архитектура» информационной системы и программно‑аппаратного комплекса.

Что в этом может быть сложного: заказать разработку такой документации? Составить договор, техническое задание к нему, получить результат, согласовать замечания (если будут), подписать акты и оплатить, передать документацию в производство и забыть о разработчиках (ну, можно иногда с ними потом советоваться).

Обычные подрядные работы — действительно просто, но только если вы считаете, что именно документы стоят денег, а не права.

— Права на что? — спросите вы.

— Интеллектуальные права на проект и на его реализацию.

«Если в договоре про права нет ни строчки, то вы платите только за бумагу»

Такой подход часто приходится встречать, причём как у государственных заказчиков, так и у частных инвесторов и крупных компаний, которые надеются на своих штатных технологов и юристов. Недавно такой подход продемонстрировали и коллеги из Фонда «Сколково»

Решение суда

В данном случае был заключен договор подряда. Предметом договора подряда, в том числе подряда на выполнение проектных и изыскательских работ), является выполнение работ, в результате которых изменяются или появляются на свет новые вещи (п. 1 ст. 703 ГК РФ). Получаемая по результатам проектирования документация — техническая, проектная, концептуальная — это с точки зрения закона, прежде всего — ценная вещь (но не самодостаточная, если проектировщик получил в результате исполнения договора результаты интеллектуальной деятельности).

«Документация сама по себе не является объектом исключительных прав»

Состав, содержание и оформление проектной документации будут различными в зависимости от вида проектирования и соответствующей отрасли. Одно дело — эскизный проект и альбомы рабочей документации для строительства, сделанные на основе типовых проектов, иное — номенклатура конструкторской документации для производства сложного наукоемкого, высокотехнологичного и главное, принципиально нового изделия.

Но объединяет их одно: особый правовой режим проекта как результата интеллектуальной деятельности. Дело в том, что результат проектирования не всегда равен результату интеллектуальной деятельности (например, для машинного проектирования), однако авторское проектирование проектными группами специалистов всегда заключает в себе значительную творческую составляющую, а значит — и создание охраняемых законом (авторским или патентным правом) результатов.

В то же время, создаваемая по договору подряда документация сама по себе не является объектом исключительных прав — это объективная форма, выражение и материальный носитель произведения дизайна (или архитектуры), науки, секрета производства (ноу‑хау). В юридической литературе высказывается мнение о том, что конструкторская документация — это и есть проект дизайна (См.: Ландин А. В. Охрана результатов НИОКР в качестве научных произведений // Патенты и лицензии. 2009). Но проект, как и любое произведение нематериален — это результат интеллектуальной деятельности, образ, нечто идеальное, которое если и материализуется, то в конкретной вещественной форме, например в документе, или в скульптуре, здании, территории (например, ландшафтный дизайн).

«Практическая реализация проекта защищается законом»

Проект защищается авторским правом, но в объем защиты в этом случае, в отличие от других объектов авторского права, включено и исключительное право на практическую реализацию как воплощение проекта (п. 3 ст. 1270 ГК РФ). Однако это всё же не охрана содержания, а тоже охрана формы — ведь каждая изготовленная по проекту вещь — это новая объективная форма жизни проекта из неограниченного множества возможных.

Вернувшись в Главу ГК РФ, посвящённую подрядным отношениям, мы видим, что конструкция данного договора не распределяет интеллектуальные права на созданный по договору результат, более того, подрядная модель не предполагает, что проекту будет предоставлена такая защита. Результатом исполнения договора подряда на выполнение проектных работ по мысли законодателя является овеществленная «техническая документация». Наверное, в данном случае юристы понимают термин «техническая» не буквально, а в смысле «технический, то есть не имеющий правового значения».

Такая техническая проектная документация в Главе 37 ГК РФ никак не характеризуется с точки зрения исключительных прав, но сам договор:
−ограничивает возможности подрядчика передавать такую документацию третьим лицам (п. 1 ст. 760 ГК РФ);
−ограничивает возможности заказчика использовать документацию на цели, не предусмотренные договором (ст. 762 ГК РФ);
−предоставляет заказчику право реализовать предусмотренные проектом решения в конкретных изделиях (прямо ГК РФ не предусмотрено, но следует из существа других положений).

«По умолчанию Заказчик прав не получает»

По умолчанию исключительное право осталось у автора (или правообладателя — работодателя, исполнителя), а право собственности на материальный носитель независимо от интеллектуальных прав (п. 1 ст. 1227 ГК РФ). Поэтому заказчику кроме ограниченного права использования проекта и права собственности на вещь (п. 2 ст. 703 ГК РФ) ничего не достаётся.
Будучи на стороне исполнителя‑проектировщика, мы бы также указали, что цена по договору подряда включает в себя только стоимость работ — компенсацию издержек и вознаграждение исполнителя за работу (п. 2 ст. 709 ГК РФ) и не включает вознаграждения за передачу интеллектуальных прав, которое может быть существенно выше цены договора подряда, предъявлено к оплате неожиданно и при весьма неудобных обстоятельствах.

Но дело не только в этом. Процедура приёмки результатов работ по подряду — это только тест, проверка на соответствие техническому заданию. Никакие другие претензии от Заказчика Подрядчик не принимает и в этом абсолютно прав: распишись в получении сделанной документации и оплати работу. При этом, получив ценную вещь — материальный носитель, — Заказчик никаких интеллектуальных прав не приобретает — вот это формальный подход, чреватый ущербностью его прав.

«Заказчик не понимает, что это такое — проект»

А теперь, примем во внимание то, что созданная по договору подряда документация может быть признана объективной формой произведения (результата интеллектуальной деятельности, охраняемого авторским правом). В этом случае, ни скопировать, ни передать третьему лицу, ни переработать или включить в состав другого произведения, оцифровать — всё это заказчику по договору подряда «не дано». Впрочем, судя по анализируемому выше примеру — оно ему и не нужно было, об этом заказчик просто не догадывался (!). Как правило, заказчик не до конца понимает, что это такое — проект, что это такое — произведение дизайна или архитектуры. А вот осознание обладания красивой вещью — это «надежнее», это ближе еще с советских времен. Договор подряда — понятнее и проще договора авторского заказа, да и типовой договор подряда (без управления рисками правообладателя) найти «у соседа» легче.

Если бы между сторонами был заключен договор, предусматривающий создание по его итогу результата интеллектуальной деятельности, то в силу ГК РФ заказчик как минимум получил бы исключительное право на созданную концепцию в полном объеме, конечно, исходя из условий договора. А как максимум — заставил бы разработчика доказать оригинальность, новизну, художественную (читаем «дизайнерскую») ценность проекта, отсутствие обременений в виде личных неотчуждаемых интеллектуальных прав авторов (как правило, соавторов, даже не имеющих договора о совместном распоряжении имущественными интеллектуальными правами), заложил бы в задание (уже не только техническое!) более гибкую систему требований, критериев, параметров эффективности, перспективности и отчетности, т. е. всего того, что определяет реальную ценность проекта.

Конечно, в создании результата интеллектуальной деятельности рисков для заказчика больше, чем у подрядчика — но посмотрите, чем обернулась такая «экономия» на рисках.

«Данному решению должны порадоваться все проектировщики»

Наш опыт свидетельствует, что в большинстве случаев проектная документация разрабатывается по шаблонным договорам подряда, реже — по договорам на проектирование. Заключая такой договор, стороны обращают больше внимания на порядок исполнения договора, соблюдение сроков, получение согласований и оплаты, нежели на требования к результатам проектирования, его охраноспособности, качеству и обременениям — это всё остаётся Техническому заданию, а такое задание содержит, как правило, только технические требования и соответствие техническим стандартам.

И государственные, и частные организации, размещая заказы на проектную, конструкторскую, рабочую документацию, пренебрегают вопросами интеллектуальной собственности, ценя вещь выше права, то есть материальный носитель выше той идеи, концепции, которые в них заключаются. В итоге получается такая весьма «ценная бумага» (дорогостоящая), «букет рисков», а не полноценный актив. Почему такой актив мы называем неполноценным можно понять на примере дела, по которому ВАС РФ принял постановление № 7697/12 от 06.11.2012 г.

Постановление суда

Данному решению должны порадоваться все проектировщики, так как в нём четко разложены возможные доказательства нарушения авторских прав на проект и существенно расширены возможности для защиты их интеллектуальных прав.

«Не покупайте только бумагу, приобретайте права»

Как известно, договариваться лучше на старте. Если вы платите за проект, то всегда лучше получить не только «бумагу», но и права на объекты интеллектуальной собственности, которые в этой бумаге выражены. Поэтому включение в договор подряда соответствующих нормативных положений об интеллектуальных правах позволит заранее расставить все точки над «i», сформировать справедливую цену договора, а также избежать многих ошибок и трудностей по разработке и дальнейшему использованию проектной документации.